Посты

Что мы узнали из интервью Брэда Питта GQ
Что мы узнали из интервью Брэда Питта GQ
  • 12:10
  • 309
  • admins


Актер посвежел и заговорил о разводе

Летний номер американского журнала GQ Style вышел с Брэдом Питтом на обложке. Точнее, на обложках — в продажу поступили сразу три варианта номера с портретом голливудского актера. В нем Питт впервые говорит о разводе с Анджелиной Джоли, рассказывает, как бросил пить, и делится мыслями о том, как стать лучше. Редакция Buro 24/7 выбрала самые интересные цитаты из этого интервью.



Об одиночестве

Каждое утро я просыпаюсь и развожу огонь. Перед тем как ложусь спать, снова развожу огонь — это позволяет мне почувствовать жизнь. Так я чувствую жизнь в этом доме.


О чужих историях

В детстве меня очень привлекали истории — не только те, которые мы проживали и знали, но также истории с другими точками зрения. Прежде всего, я находил эти истории в фильмах. В других культурах и жизнях, которые были мне совершенно незнакомы. Думаю, именно это заставило меня заняться кино.



Об успокоительном

Я точно помню моменты, когда ужасно от себя уставал. И сейчас это один из них. Такие моменты всегда заставляли меня меняться. И я благодарен за это. Честно говоря, с момента, когда я окончил колледж, я не помню времени, чтобы не выпивал, не курил косяк или не был еще под чем-то. Еще под чем-то. И я понимаю, что многое из этого, те же сигареты — это успокоительное. Я бежал от своих чувств. И я очень, очень рад, что этому пришел конец. Да, я завязал со всем, кроме выпивки, когда завел свою семью. Но даже в прошлом году были проблемы, на которые я закрывал глаза. Я слишком много пил. И это стало проблемой. И я ужасно рад, что вот уже полгода — от этого мне грустно и легко — я снова чувствую свои кончики пальцев. Мне кажется, эта задача стоит перед каждым человеком: ты либо всю жизнь отрицаешь свои проблемы, либо смотришь им в лицо и развиваешься.



О боге и дьяволе

Я вырос в пещерах — их было очень много в округе, невероятных пещер. И нас воспитывали евангельскими баптистами — это такое более рафинированное, строгое, книжное христианство. (…) Помню, как я ходил на концерты несмотря на то, что нам говорили, что рок-н-ролл — это порождение дьявола. Родители нам не запрещали. Я осознал, что грезы, радость, буйство и даже агрессия, которые порождали эти концерты, — это тоже своего рода возрождение духа. С одной стороны — [евангелист] Джимми Ли Сваггер, с другой — [музыкант] Джерри Ли Льюис, понимаете? Первый вроде бы бог, а второй — дьявол. Но вообще это одно и то же.


О даре красноречия

Все мои проблемы от моего высокомерия. Всегда, всегда. Каждый раз. Я известен тем, что вечно вступаю в дерьмо, — по крайней мере, для меня это очевидно. Вечно как что-то ляпну. Часто говорю не то, что надо, в неправильном месте в неправильное время. Очень часто. В моем личном штате Айдахо это повод посмеяться над собой. У меня просто нет этого дара. Я лучше выражаю себя в каких-то других видах искусства. Но я пытаюсь стать лучше. По-настоящему стараюсь стать лучше.



Об исключительности

Когда у меня проблемы, это из-за моего высокомерия. Когда у Америки проблемы, это из-за нашего высокомерия. Мы думаем, что знаем все лучше всех, но идею американской исключительности — я правда думаю, что мы во многом лучше, только нельзя силой навязывать эту идею другим. Мы не должны думать, что так можно. Каким образом стоит демонстрировать американскую исключительность? С помощью примера. Это то же самое, что быть хорошим отцом. Нужно ставить в пример свои принципы и убеждения, свободы и право выбора, а не закрывать границы и защищаться. Хотите, расскажу вам что-то печальное? Мне кажется, это печально. Возьмем один конкретный фильм о войне, который занялся своим продвижением. На его европейских плакатах на заднем плане был американский флаг, но в отделе маркетинга сказали: "Уберите флаг. Сейчас это плохо продается". Я такой: чуваки, это же Америка. Только посмотрите, что мы сделали со своим собственным брендом.


О ненависти

Один адвокат сказал: "Никто не выигрывает в суде, вопрос лишь в том — кому будет больнее". Кажется, это правда. Ты тратишь целый год, сосредоточенно строишь дело, чтобы доказать, почему ты прав, а другая сторона ошибается. Это все — инвестиции в ядовитую ненависть. Я просто отказываюсь так поступать. К счастью, моя партнерша в этом со мной согласна. Это страшно изматывает детей, когда в один момент их семья разрывается на части.


О чувствах

Сегодня мы живем в другом мире. Мы больше знаем, мы уделяем внимание психологии. А я родом из тех мест, где признак силы — это когда ты не говоришь о синяках, порезах или болезнях, а молча справляешься с ними. Просто идешь дальше. И то же самое происходит с твоими чувствами. Я лично крайне отсталый в том, чтобы говорить о своих чувствах. У меня гораздо лучше получается их скрывать. Я рос с отцом-который-знает-лучше, отцом-военным, таким сильным и всемогущим, и ничего не знал о его сомнениях и внутренней борьбе. Меня как из ведра окатило во время нашего развода: я должен быть чем-то большим. Для своих детей я должен быть чем-то большим. И я в этом не преуспел.



О ценностях

На смертном одре люди не говорят о своих достижениях и наградах. Они говорят о любимых людях и своих сожалениях — кажется, такая у умирающих программа. Я говорю это как человек, которого слишком поглотила работа. Дети такие хрупкие. Они впитывают все. Их нужно держать за руку и все им объяснять. Их нужно слушать. Когда я нахожусь в суетливом рабочем режиме, то ничего не слышу. Я хочу становиться лучше в этом плане.


О том, чем заменил алкоголь и марихуану

Клюквенный сок и газированная вода. Я гарантирую, у меня будет самый чистый анализ мочи во всем Лос-Анджелесе!


О том, как привыкает к новой жизни

Несколько месяцев назад мне все время снились пугающие сны, я лежал в кровати и спрашивал себя: "Что я могу из этого всего извлечь? Чему я могу научиться?". Сейчас эти сны прекратились. Сейчас я испытываю моменты радости, когда просыпаюсь и понимаю, что это был всего лишь сон, но потом мне становится немного грустно. Я понимаю, что я посреди этого процесса — не в начале, не в конце, а прямо посредине. Это самая, б...дь, середина, но, знаете, я не хочу прятаться. Я хочу стоять в рубашке нараспашку, принимать удар за ударом и видеть все. Все видеть.



О музыке

В последнее время я много слушаю Фрэнка Оушена. По-моему, этот парень уникальный. Он говорит о том, как докопаться до самой истины. Он до боли честный. Абсолютно уникальный. Не слышал у него ни одной плохой песни.


О кризисе среднего возраста

Нет, это не он. Мне кажется, кризис среднего возраста — это когда ты боишься старости или смерти и покупаешь Ламборгини... Кстати, они кажутся мне очень привлекательными в последнее время!


О новом имени

Хотел бы я просто взять себе другое имя. Как [рэпер] Пи Дидди. Я мог бы стать Паффи или — как там сейчас Снуп Догга зовут? Лайон? У меня впечатление, что Брэд оказался ошибкой, и сейчас я чувствую себя гребаным Брэдом.




Источник

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...